Декабрь сорок первого

КОНТРНАСТУПЛЕНИЕ СОВЕТСКИХ ВОЙСК ПОД МОСКВОЙ.
МИФ О НЕПОБЕДИМОСТИ ГИТЛЕРОВСКОЙ АРМИИ РАЗВЕЯН, ВРАГ ПОТЕРПЕЛ ПЕРВОЕ КРУПНЕЙШЕЕ ПОРАЖЕНИЕ ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ. СОВЕТСКАЯ АВИАЦИЯ ВПЕРВЫЕ ЗАВОЕВАЛА ПРЕВОСХОДСТВО В ВОЗДУХЕ НАД ВРАГОМ.

У збитого самолета противника

Разбор воздушного боя

В БИТВЕ ПОД МОСКВОЙ В СОСТАВЕ НАШЕЙ АВИАЦИИ АКТИВНО ДЕЙСТВОВАЛ 6-Й ИСТРЕБИТЕЛЬНЫЙ АВИАЦИОННЫЙ КОРПУС, ЛИЧНЫЙ СОСТАВ КОТОРОГО ВНЕС БОЛЬШОЙ ВКЛАД В ОБЩЕЕ ДЕЛО РАЗГРОМА ФАШИСТСКИХ ВОЙСК НА ДАЛЬНИХ И БЛИЖНИХ ПОДСТУПАХ К СТОЛИЦЕ. КОРРЕСПОНДЕНТЫ ЖУРНАЛА "КРЫЛЬЯ РОДИНЫ" В СВЯЗИ СО ЗНАМЕНАТЕЛЬНОЙ ДАТОЙ — 40-ЛЕТИЕМ МОСКОВСКОЙ БИТВЫ ВСТРЕТИЛИСЬ С ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ КОМИТЕТА ВЕТЕРАНОВ 6-ГО АВИАКОРПУСА ГЕНЕРАЛ-МАЙОРОМ АВИАЦИИ ЗАПАСА НИКОЛАЕМ ДЕНИСОВИЧЕМ ДУДНИКОМ И ПОПРОСИЛИ ЕГО, БОЕВОГО ЛЕТЧИКА-ИСТРЕБИТЕЛЯ, РАССКАЗАТЬ О СОБЫТИЯХ ТЕХ ИСТОРИЧЕСКИХ ДНЕЙ.

— Николай Денисович, первый наш вопрос касается лично вас. У вас много правительственных наград — орденов и медалей. Скажите, какая награда вам ближе к сердцу, хотя, понятно, каждая значима и памятна, но все же...
— Не задумывался над этим, но на вопрос надо отвечать. Скажу так: наиболее дорога мне медаль "За оборону Москвы". Ведь вся моя боевая страда прошла в небе столицы и Подмосковья, а для нас да и для всего советского народа битва под Москвой явилась главным событием начального периода войны. Кстати, медалью "За оборону Москвы" награждено более 1 миллиона человек. Вдумайтесь в эту цифру: миллион советских людей активно защищали столицу нашей Родины, а за этим миллионом стояла вся страна, весь наш народ. Я скажу так: Москву защищали герои Бреста и Смоленска, Тихвина и Ростова-на-Дону, Ленинграда и Киева, Одессы и Севастополя, труженики тыла на Урале и в Сибири, партизаны Украины и Белоруссии — весь наш единый боевой лагерь.

— Прежде чем задать очередной вопрос, надо сделать оговорку. Вы как летчик-истребитель в те осенние и зимние месяцы сорок первого не могли знать общей оперативно-стратегической обстановки под Москвой, но в послевоенные годы вы занимали командные должности большого масштаба, стали генералом, что дает вам право отвечать на вопросы стратегического плана. Охарактеризуйте общую обстановку под Москвой к декабрю сорок первого.
— Думаю, что отвечать надо по традиционной схеме боевого приказа, в котором одним из первых пунктов речь идет о противнике. Гитлеровцы, измотанные в боях на дальних и ближних подступах к Москве, были, однако, еще сильны. К началу декабря фашисты имели личного состава 800 000, орудий и минометов — 10 000, танков — 1 000, самолетов — более 700. Имея такие силы, фашистское командование верило в успех штурма Москвы. Курьезно, но факт: на 2 декабря гитлеровцы распорядились оставить в берлинских газетах пустые места для срочного доклада с фронта о взятии Москвы. И это не являлось пустым звуком. Именно 2 декабря в течение суток фашисты пытались прорваться к Москве, они пытались бомбить наши войска в районах Наро-Фоминска, Звенигорода, Истры. Более 350 фашистских самолетов участвовало в этих налетах на столицу и ее окрестности. Но все они были отражены. Наши войска, измотав полчища группы армий "центр", остановив их на ближних подступах к Москве, 5 и 6 декабря на более чем тысячекилометровом фронте перешли в контрнаступление. На многих участках фронта перед началом атаки проводилась артиллерийская и авиационная подготовка. Так, в ходе авиационной подготовки, проводившейся в ночь на 6 декабря, на участках прорыва Западного фронта было произведено около 200 самолето-вылетов. С переходом наших войск в атаку авиационная поддержка осуществлялась периодически и небольшими группами самолетов. Наступление поддерживалось почти всеми частями и соединениями фронтовой и армейской авиации, ВВС Московской зоны обороны и дальнебомбардировочной авиацией Главного командования. Ударам подвергались опорные пункты и узлы сопротивления, а также артиллерия, танки, командные пункты. Особенно интенсивно наша авиация действовала в интересах 1-й ударной и 30-й армий в районах Федоровки, Клина, Рогачева и в полосе наступления 20-й армии — в районе Красной Поляны и Солнечногорска.

— Николай Денисович, как известно, после мощного удара нашей артиллерии и авиации перед атакой пехоты и танков на ряде участков фашисты начали отступление. Какова была картина их отступления с воздуха, что видели наши летчики!
— Установить сам факт отхода вражеских частей было очень важно для нашего командования, И надо сказать, что первым сообщениям об отходе врага не сразу поверили... 5 декабря 1941 года летчики 120-го истребительного авиаполка, стоявшего на Центральном аэродроме, заместитель командира эскадрильи старший лейтенант Анатолий Шевчук и командир звена Сергей Рубцов вылетели на разведку. Это было утром. Пара пошла на Истру, оттуда на Крюково. "Несколько дней назад на станцию ворвался отряд немецких автоматчиков, их вскоре выбили, но сейчас к Крюкову движется мотопехота". — Так было сказано летчикам перед разведкой. И вот они в районе станции. Наблюдают дороги, леса. И вдруг, необычное, новое: орудийные стволы танков, моторы автомашин смотрят не в сторону Москвы, а на север, в обратном направлении. Развернувшись над Крюковом, разведчики направились к Дмитрову. Прошло какое-то время, и вот они на аэродроме в штабе полка. Доложили результаты разведки.
— Повторите еще раз, — не поверил командир подполковник Александр Степанович Писанко. Рубцов вторично сказал, что небольшая колонна автомашин и танков, выйдя из Белого Раста, направилась на север, к ней справа и слева из леса выходят танки, фургоны, мотоциклы, штабные машины. Вторая колоннакомплектуется на Дмитровском шоссе, близ населенного пункта Икша, третья — севернее станции Крюково... Результаты разведки доложили генералу Николаю Александровичу Сбытову, командующему Московской зоны обороны ПВО. Для подтверждения данных летчиков снова послали в разведку. Возвратившись, вновь доложили о том, что немцы отходят.
— Бейте! — приказал Сбытов. — Вылетайте и всем составом полка бейте отходящие колонны.
Это было началом контрнаступления наших войск, началом выполнения новой задачи, поставленной перед авиацией, стоявшей на обороне столицы: поддержка наземных войск в контрнаступлении.

— Значит, Николай Денисович, летчикам-истребителям потребовалось стать штурмовиками. Как же справились они с этой задачей!
— Прежде всего надо сказать, что декабрь сорок первого выдался суровым, морозным, что затрудняло действия авиации. И тем не менее мы летали, а наземные авиаспециалисты геройски обеспечивали наши боевые вылеты. Летали мы много. Так, с 6 по 11 декабря в районе Клин — Рогачево фронтовая авиация произвела более 700 самолетовылетов. Части 6-го истребительного авиакорпуса, штурмуя отходящие войска и боевую технику противника, только 13 и 14 декабря совершили свыше 200 боевых вылетов. И еще одна цифра: в первый же день контрнаступления наших войск летчики, оборонявшие столицу, совершили около двух тысяч самолетовылетов. Две тысячи! Мастером штурмовых атак показал себя летчик 27-го истребительного авиационного полка лейтенант Василий Матаков. За время битвы под Москвой он произвел 67 вылетов. Он штурмовал колонны пехоты, танков, автомашин, командные пункты, склады, железнодорожные эшелоны. Когда наши войска выбили гитлеровцев из Красной Поляны, Матаков со своими товарищами прикрывал наземные войска, наносил удары по технике и живой силе отступающего противника. Однажды во время штурмовки снаряд зенитки угодил в его самолет. Осколками поразило жизненные места, частично заклинило управление. Надежно работал только мотор. Проявив высокое самообладание и мужество, летчик сел на поле без шасси, сохранив самолет. За 67 успешных вылетов на штурмовку И семь сбитых вражеских самолетов Василию иколаевичу Матакову было присвоено звание Героя Советского Союза. 15 декабря пара летчиков 16-го истребительного авиационного полка Голубин и Шишковский вылетели в район Можайска на штурмовку вражеских войск. По пути погода резко ухудшилась, и летчики, потеряв друг друга, действовали потом самостоятельно. Выйдя на шоссе Дорохово—Можайск, Голубин, обнаружил вражескую автоколонну и атаковал ее. От метко пущенных эрэсов загорелись цистерны с горючим, начали рваться боеприпасы. В этот момент подоспели фашистские истребители — 10 Ме-109. Завязался бой. Улучив момент, Голубин атаковал и, сбил одного из фашистов. Удачный маневр — и под огонь попал еще один самолет. Внезапно появилась пятерка "юнкерсов", они шли с курсом на Москву. Голубин атаковал замыкающего и сбил. Но и сам тут же попал под огонь истребителей. Мотор захлебнулся... Фашисты атаковали машину и когда летчик шел на посадку, и когда приземлился. Спасаться пришлось в лесу, В марте 1942 года за 14 сбитых фашистских самолетов Ивану Голубину было присвоено звание Героя Советского Союза. 14 декабря бессмертный подвиг совершил лейтенант Венедикт Ковалев, командир звена 11-го авиаполка. Во главе группы истребителей он вылетел на штурмовку колонны танков и автомашин в район Волоколамска. Обнаружив врага, летчики атаковали его, применив реактивные снаряды. Затем, когда на шоссе был создан затор, стали расстреливать фашистов из пушек и пулеметов. Атакуя, они снижались до бреющего. Так велико было стремление ударить точнее, нанести врагу как можно больший урон. И вот, при очередном заходе в атаку, самолет Ковалева получил сильное повреждение. У летчика было две возможности спасти жизнь — либо выпрыгнуть с парашютом, либо сесть вынужденно. Но бой шел над территорией, занятой врагом. Выпрыгнуть или приземлиться — значит попасть в плен. И Ковалев принял иное решение: с переворота вошел в пикирование и врезался в скопление вражеской техники. Незадолго перед этим он писал жене: "Я себя не жалею. Я жалею детей. За них, за Родину я иду в бой с фашистами". За героизм и мужество, проявленные в боях с врагом, Венедикту Ковалеву было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Отважно, мужественно воевали летчики 126-го авиаполка Степан Ридный и Иван Левша. 5 декабря, патрулируя над одним из районов Подмосковья, они заметили идущий на разведку Хе-111. Он был значительно выше. Но истребители "достали" его и в коротком бою сбили. 14 декабря Ридный и Левша, пролетая над районом Мытищи, увидели пару Хе-111. Бомбардировщики шли на Москву. Летчики атаковали их. Один был сбит, другой успел скрыться в облаках. Командир полка, представляя Ридного к званию Героя Советского Союза, писал: "В бою беззаветно храбр. Перехватив бомбардировщик врага, преследует и бьет его до полного уничтожения..." Уже будучи Героем, Ридный довел счет сбитых фашистских самолетов ДО 21. Разведка доложила о том, что на участке Руза—Можайск появилась колонна вражеской мотопехоты. Командир 11-го истребительного полка майор Кухаренко поставил своим пилотам задачу на совместные действия с пилотами бомбардировочного полка, Прикрываемые истребителями, "Петляковы" нанесли меткие удары по голове, центру и хвосту мотоколонны. Машины врага, объятые пламенем, стали хорошим ориентиром для истребителей, которые и довершили разгром. В этом налете на врага отличились Алексей Бритиков, Сергей Кацевал, Сергей Верблюдов.

— Каковы были действия вражеской авиации в декабре? Ведь ее группировка была сильной, а зима затрудняла боевую работу авиаторов обеих сторон, не делая различий. Между тем, в западной печати неустанно твердили, что русская зима является первопричиной ослабления боевой активности наземных войск фашистов и их авиации. Где тут истина!
— Зима, конечно, затрудняет работу авиации. А в жестокие морозы декабря сорок первого это особенно сказалось. Но летали и мы, летали и фашисты. Надо учесть, что враг стремился помешать успешному продвижению советских войск, нередко бросал в бой большие группы бомбардировщиков. В воздухе завязывались жаркие схватки. Так, 15 декабря 5 истребителей 43-й авиадивизии, ведомые старшим лейтенантом Т. Романенко, вступили в неравный бой с 40 бомбардировщиками и 15 истребителями, сопровождавшими их. Отважные соколы сбили три немецких самолета. Остальные повернули обратно. В тот же день шестерка истребителей 5-го гвардейского авиаполка под командованием майора Ю. Беркаля вступила в бой с 18 самолетами Ю-87. Гвардейцы сбили пять "юнкерсов". Задачи нашей авиации в тот период были многогранны: поддержка войск на поле боя, борьба с резервами противника, штурмовые и бомбовые удары по отходящим частям врага, бомбовые удары по железнодорожным узлам, завоевание господства в воздухе путем уничтожения авиации врага на земле и в небе. Все это помогло советским войскам успешно вести наступательные операции. Сошлюсь на авторитет. В своих воспоминаниях бывший в то время командующий войсками Западного фронта Г. К. Жуков писал: "Летчики действовали самоотверженно и умело... Когда же немецко-фашистские армии начали отступление, наши самолеты беспрерывно штурмовали и бомбили отходящие колонны войск. В результате все дороги на запад были забиты брошенной гитлеровцами боевой техникой и автомашинами".

— Конец декабря. Наступал Новый год — 1942-й. Как вы, воздушные защитники Москвы, его встречали!
— У советского народа есть прекрасная традиция — знаменовать новогодье успехами в труде и в ратной службе. Так было и тогда, в канун сорок второго. Хотя общая обстановка в тылу и на фронте была еще очень тяжелой, сложной, ибо в кольце блокады был Ленинград, в оккупации находился запад страны, враг находился от столицы всего в сотне километров, но великая победа под Москвой вселяла в сердце каждого советского человека глубокую уверенность. И мы, поздравляя друг друга, говорили: "За Победу! За нашу Победу!"

— В боях под Москвой отличились летчики ВВС, ПВО, дальней авиации, гражданского воздушного флота, а что вы скажете о летчиках ГВФ?
— Немалый вклад в общее дело борьбы внесли и летчики гражданской авиации. Личный состав Московской авиагруппы особого назначения, особой западной и других авиагрупп показал образцы беззаветного мужества и высокого мастерства. Оказывая боевое содействие нашим наступающим войскам, они перебрасывали в тыл немцев крупные группы воинов-парашютистов. Десантники внезапно появлялись перед отступающими колоннами немцев, сеяли панику в рядах врага, громили его части. Первый десант решено было сбросить в районе Медыни с целью помочь советским войскам освободить город. Для определения места выброски вылетели командир самолета А. И. Семенков и комиссар эскадрильи И. С. Булкин. Им предстояло определить еще и обстановку в тылу врага и мощь его огневых средств. Над местом намеченной выброски самолет шел с зажженными фарами. Это был смелый и необычный прием. Вызвав на себя огонь неприятеля, летчики отмечали укрепленные пункты врага, их насыщенность зенитными средствами. В ту ночь отважный экипаж трижды вылетал на разведку. Когда в последний раз приземлился и летчики доложили о своих наблюдениях, в воздух поднялись многоместные самолеты с десантниками. Задача была выполнена успешно. Столь же успешно была проведена и операция в районе Калуги. Здесь отличились пилоты П. А. Масляков, А. Д. Калина, В. П. Смирнов. Подлинными героями показали себя и десантники.

— Летчики ВВС, ПВО, ГВФ. О их роли в битве за столицу мы говорили. А что можно сказать о летчиках Осоавиахима, о той роли, которую сыграло оборонное Общество в борьбе с врагом!
— До Великой Отечественной войны аэроклубы страны дали тысячи летчиков, которые, окончив соответствующие авиашколы или училища, пополнили ряды как военной, так и гражданской авиации. С началом войны аэроклубы уходили на фронт, на их базе создавались полки фронтовой авиации. Летчики-инструкторы становились боевыми летчиками, командирами, тихоходный По-2 вооружался, становился легким ночным бомбардировщиком...

— В вашем 6-м авиакорпусе много было летчиков, воспитанников аэроклубов оборонного Общества?
— Много, очень много. Ведь почти каждый в детстве увлекался авиамоделизмом, в юности — парашютным, планерным, самолетным спортом, а потом шагнул в большую авиацию. И мы всегда помнили и помним своих первых учителей по аэродинамике, первых инструкторов, давших нам провозные, а затем выпустивших в самостоятельные полеты. Спасибо им, нашим наставникам. Потом мы сами стали наставниками. Прошли годы, и вот мы — ветераны. И первой нашей заботой является воспитание молодого поколения. Многие из ветеранов трудятся в первичныхорганизациях и комитетах ДОСААФ, большинство же, выполняя партийный и гражданский долг, ведут большую военно-патриотическую работу среди населения. Они встречаются со школьниками, студентами, учащимися ПТУ и техникумов, с молодыми рабочими совхозов, колхозов, предприятий и учреждений, выступают перед ними, прививают им, будущим воинам, любовь к Родине, ответственность за судьбу народа и государства.

М. ГОЛЫШЕВ,
Н. ШТУЧКИН

Крылья Родины № 12 декабрь 1981


 

  О нас

  Новости

  Происшествия

  Статьи

  Своими руками

  Страницы истории

  Спорт

  Техника

  Магазин

  Погода

  Ссылки

  Видео

  Фотоальбом



Пишите нам по адресу: avp@avispro.com.ua

 
| О нас | Новости | Происшествия | Статьи | Своими руками | Страницы истории | Спорт | Техника | Магазин | Погода | Ссылки | Видео |